WOMANSE.RU
Креативный женский онлайн журнал

Тамара и Ирина Пресс: как две девочки из провинции обставили ленинградок, потому что не привыкли лениться

0 12

Советские сёстры Пресс — олимпийские чемпионки, чьи рекорды почти невозможно оказалось побить. Вокруг них ходило много разных слухов, а они всю жизнь просто бесконечно терпеливо трудились.

После того, как сёстры Пресс одновременно отказались участвовать в очередной Олимпиаде — и именно в той, на которой ввели проверки пола — слух о братьях Пресс, которыми, как утверждали многие, являлись Тамара и Ирина, стал шириться. Вроде бы какой-то олимпийский врач сказал, что им сделали операцию по смене пола в три года.

Последнее, конечно, было очень сомнительно: для начала, кастрированные в детстве мальчики никогда в истории не вырастали мускулистыми, напротив, у них и мускулы были слабые, и кости — хрупкие. Но главное — сёстры родились в 1937 и 1939 году. Кто и зачем мог провести сложную операцию по смене пола детям в преддверии войны и в её разгар?

Такие соображения не останавливали никого. Слухи и сплетни родом из шестидесятых ходят до сих пор. Но это последнее, что интересно в жизни Тамары и Ирины, если честно.

Девочки родились одна за другой в Харькове в обычной для Советского союза смешанной семье: отец Натан был евреем, мать Лидия — славянкой. С началом войны семью эвакуировали в Самарканд, отца — призвали на фронт. В 1942 году он погиб под Ленинградом, так что после Победы мать с девочками не стала возвращаться домой — к чему? Так и выросли девочки в южном городе.

Тамара росла очень быстро, но, на взгляд стороннего человека, никакого обещания спортивного будущего в её фигуре не было: худая, нескладная, скорее вытянутая, чем высокая. Однако опытный глаз тренера Владимира Бессекерных разглядел у девочки хорошие крепкие кости и потенциал в наращивании мышц. Тамара начала тренироваться. Ей самой казалось, что лучше дадутся прыжки или бег, но тренер настаивал, и Тамара наращивала мышцы, метая диск и толкая ядро. Бессекерных, жалея безотцовщину, занимался с девочкой не только спортом: очень часто можно было увидеть, как он стоит с тетрадкой и проверяет её домашнюю работу.

Тамара Пресс

Глядя на старшую сестру, загорелась спортом и Ирина. Для диска и ядра данных у неё, казалось, не было никаких, и пришлось выбирать другое направление. Тренер, к которому она пришла с мольбой взять её в спорт, Иосиф Капустянский, посмотрел так и этак и решил, что Ирина, пожалуй, будет неплохо бегать. Он начал с девочкой тренировки. Позже Ира всё же попробовала работать с ядром в рамках пятиборья, и даже успешно, хотя до результатов старшей сестры ей было далеко.

Очень сильно поддерживал спортивный настрой стадион под окнами, на котором к тому же можно было заниматься круглый год — узбекские зимы были куда мягче украинских.

Девочки вскоре стали показывать отличные результаты, выигрывать спартакиады. Бессекерных обратился к Виктору Алексееву с просьбой взять его подопечную — в Узбекистане достаточных условий для тренировки настолько сильной спортсменки не было. Следом за Тамарой в Ленинград, где тренировал Алексеев, переехала и Ирина. Алексеев готов был сделать чемпионок из обеих, но предупредил: работать надо будет жёстко. Позже он вспоминал, что девчонки из провинции поразили его тем, насколько серьёзно подошли к требованиям. Им были присущи три Т: талант, труд, терпение.

Традиционно тренеры предъявляют требования строже, чем необходимо, делая допуск на то, что молодость возьмёт своё и юные спортсмены и спортсменки попробуют обойти то один, то другой запрет. Тамару и Ирину воспитали по‑другому. Если они соглашались на условия, то обязательно их выполняли. Алексеева это подкупало, и он занимался с девушками куда больше, чем с местными спортсменками. Ленинградки ревновали, и сёстрам Пресс пришлось испытать отчуждение коллектива.

Сейчас кажется, что сёстры буквально ворвались в мир олимпийского спорта, но на самом деле Тамара чуть не упустила этот шанс.

На общесоюзных соревнованиях, победителей с которых и посылали на Олимпиаду, Тамара заняла в метании диска только четвёртое место. Всё дело было в волнении. Зато с ядром всё вышло идеально, хотя тренер сначала считал, что с диском у Тамары получается лучше, а с ядром — за Зыбиной бы, действующей чемпионкой, угнаться. Но на чемпионате Тамара поставила с ядром новый рекорд, обогнав Зыбину настолько, что было ясно — прежняя звезда закатилась и зажглась новая. После этого на Олимпиадах рекорды пошли один за другим.

Когда в Токио Ирина поставила рекорд, который признали непобиваемым, по бегу с барьером на дистанции 80 м, дистанцию для женских соревнований удлинили до 100 м. В дисциплинах пятиборья побить Ирину могли только спортсменки, специализировавшиеся на том или ином виде спорта, входящем в пятиборье. Тамара же одиннадцать раз обновляла мировые рекорды в метании диска и толкании ядра, из-за чего создался миф, что всех соперниц она обходила без борьбы. На деле же с немецкими спортсменками, основными соперницами, её борьба всегда была обострённой и победу у них она вырывала с большими усилиями.

К тому времени уже случались скандалы вроде случая Доры Ратьен, когда спортсменку разоблачали как мужчину, так что сестёр Пресс стали подозревать в том, что они — мужчины или гермафродиты.

Журналисты стали постоянно задавать неудобные вопросы. Если Ирина, чья внешность была вполне симпатичной по общепринятым нормам, воспринимала их относительно спокойно, то Тамара, которую с детства дразнили за рост, порой горячилась. Обижалась, когда иностранцы звали их «братьями» — что же, для них женщина совсем ничего не может? А как же знаменитая метательница диска Пономарёва — первая советская чемпионка, на которую, кстати, Тамара была похожа внешне? А как же Зыбина?

В конце шестидесятых подозрения вспыхнули с новой силой: ввели тест на определение пола, и как раз на той Олимпиаде, на которой сёстры впервые решили не участвовать. Всплыли и некоторые неприятные моменты: Тамара в раздевалках разговаривала с соперницами в не слишком спортивном тоне, стараясь подавить их моральный настрой перед соревнованиями. Вероятно, это очень сильно повлияло на то, что она показывала результаты лучшие, чем у соперниц.

Ирина Пресс

Советская сторона настаивала, что причиной отказа сестёр Пресс от дальнейшего участия в соревнованиях стали накопившиеся к тридцати годам травмы — усиленные, с огромной нагрузкой тренировки серьёзно повредили здоровье спортсменок. Неофициально называлась совсем другая причина: сёстры с трудом удержали первенство на последних соревнованиях и поняли, что в этом году рекордов не поставят, и захотели уйти чемпионками, предчувствуя, какая волна злорадства в капстранах подымется, если они соскользнут место так на третье-четвёртое.

Привыкнув к почестям и восторгам, сёстры Пресс были откровенно не готовы к провалу морально. «Зазвездились,» определяли их состояние недоброжелатели. Благо, возраст был именно таков, когда спортсменки уходят на покой, и можно было уйти, не ранив свою гордость.

И Тамара, и Ирина, покинув большой спорт, не сломались, занялись карьерой. Ирина работала главой департамента в Госкомитете по физкультуре, спорту и туризму, а потом перешла в начальники управления Комитета физической культуры и спорта Правительства Москвы. Она умерла в 2004 году, никаких скандалов после осмотра тела не случилось — а заминать его в то время был никто не заинтересован.

Тамара Натановна жива до сих пор. После окончания большой спортивной карьеры она ушла в педагогику и тренировала молодых спортсменов, получила образование, став кандидатом педагогических наук. Сейчас она — вице-президент Физкультурно-спортивного общества профсоюзов «Россия» и автор нескольких книг на тему не только спорта, но и экономики. Её хобби — работа с познавательными компьютерными программами, посвящёнными истории искусства.

Ещё одна история двух советских спортсменок — Нина и Мария: как две олимпийские чемпионки звание первой от СССР делили.

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.