WOMANSE.RU
Креативный женский онлайн журнал

Объявляю протест: знаменитые женщины, которые пошли против системы и не пожалели

0 11

Последняя рекламная кампания Gucci произвела фурор и вызвала бурное обсуждение: поводом для дискуссий стала панк-певица Дэни Миллер, которую бренд выбрал в качестве лица новой серии. Миллер сильно отличается от шаблонных стандартов красоты, и общественное сознание пытается понять, как девушка с небезупречной улыбкой вообще может рекламировать помаду. Однако в наше время известные актрисы, как и многие женщины во всем мире, всё чаще в открытую выражают протест против навязываемых идеалов внешности и рамок поведения.

Телеканал TLC провел семиотическое исследование и выяснил, как меняется образ женщины в медийном пространстве. Проанализировав фильмы, рекламные ролики, публикации в прессе и другие тексты массовой культуры, эксперты выявили 31 код — устойчивые наборы знаков и их комбинаций, которые позволяют проследить трансформацию привычных образов. Итоги этой масштабной работы доступны в официальном аккаунте TLC, а мы рассказываем об этих изменениях на примерах носительниц массовой культуры — известных женщин, которые не побоялись пойти против системы.

Эшли Джадд против Харви Вайнштейна

Осенью 2017 года мир захлестнула волна обвинений в сексуальных домогательствах: в центре скандалов оказались Луис Си Кей, Дастин Хоффман, Кевин Спейси, Бретт Ратнер, Джеймс Тобэк и многие другие титаны развлекательной индустрии. Но «нулевым пациентом» этой цепочки стал кинопродюсер, сооснователь компании Miramax Films Харви Вайнштейн. Первой против него выступила актриса, гуманитарный и политический деятель, дизайнер и модель Эшли Джадд: 5 октября The New York Times опубликовала интервью, в котором Эшли рассказала о сексуальных домогательствах со стороны Вайнштейна. До этого, еще в 2015 году, Эшли призналась другому изданию Variety, что подвергалась харассменту со стороны одного из крупных магнатов киноиндустрии, однако тогда предпочла не разглашать подробностей. Только спустя два года актриса решилась на публичное заявление и выступила против Вайнштейна, который, по словам Эшли, домогался ее во время съемок фильма «Целуя девушек».

Прецедент вдохновил и других актрис сделать смелый шаг и высказать то, о чем они предпочитали молчать долгие годы. С аналогичными обвинениями в адрес Вайнштейна выступили в общей сложности более 50 звезд, в том числе Гвинет Пэлтроу, Анджелина Джоли, Роуз Мак-Гоуэн, и Кара Делевинь. Согласно исследованию TLC, образы таких женщин, смело отстаивающих свои права, соответствуют наиболее сильным сегодня кодам в массовой культуре. В частности, они репрезентуют доминантный (то есть широко распространенный и главенствующий) код «Тело женщины — свои границы». Носительницы этого кода осознают собственные физические и психологические границы и готовы за них бороться, они говорят о том, что им не нравится, не боясь общественного осуждения и обсуждения. Эшли Джадд, осмелившаяся наконец вслух заявить о пережитых домогательствах, заставила всех говорить о том, что раньше, как правило, замалчивалось из-за авторитета обвиняемых и их публичности. Кроме того, такая масштабная общественная дискуссия может в перспективе привести к ряду юридических поправок: так, в Калифорнии уже рассматривают законопроект, запрещающий тайно урегулировать случаи сексуальных домогательств.

  • Не жертвы, но борцы: звезды, которые пережили сексуальное насилие в детстве

    Не жертвы, но борцы: звезды, которые пережили сексуальное насилие в детстве

Тарана Бёрк против молчания

Интервью Эшли Джадд запустило каскад обвинений против других влиятельных мужчин киноиндустрии — этот процесс уже назвали эффектом Вайнштейна. Параллельно со знаменитостями, которые рассказывали о своем травмирующем опыте, в социальных сетях набирал популярность хештег #MeToo, которым женщины маркировали посты с признаниями о том, что пережили сексуальные домогательства. СМИ называют Алиссу Милано инициатором этого движения, поскольку именно ее публикация 15 октября 2017 года с призывом ставить в свои посты хештег #MeToo в считаные минуты набрала тысячи откликов и разлетелась по Сети. Однако идея возникла гораздо раньше, еще в 2006 году, и принадлежит она общественному деятелю Таране Бёрк: именно она стала использовать фразу Me Too на своей странице в Myspace как часть просветительской кампании среди афроамериканок, которые подверглись сексуальному насилию, особенно в неблагополучных общинах. Бёрк сказала, что она хотела произнести эту фразу («Я тоже») в разговоре с 13-летней девочкой, которая рассказала ей о пережитом насилии, но так и не смогла.

В 2017 году, после широкой огласки ситуации с Харви Вайнштейном, Алисса Милано призвала распространять хештег #MeToo, чтобы попытаться привлечь внимание к проблеме сексуальных домогательств. Актриса сама призналась, что столкнулась с харассментом, когда ей было 19 лет. Твитт звезды был опубликован примерно в полдень 15 октября, и уже к вечеру хештег использовали 200 000 раз, а к 16 октября — более 500 000 раз. В Facebook хештегом воспользовались более 4,7 миллиона человек в течение только первых суток: его применяли в основном женщины, но были посты и от мужчин. Эта кампания помогла вскрыть невероятно острую, но до этого момента игнорируемую проблему харассмента, уровень которого, как оказалось, достиг немыслимого масштаба.

Шинейд О’Коннор против обесценивания

В начале августа 2017 года ирландская певица Шинейд О’Коннор опубликовала видео на своей странице в Facebook, в котором рассказала, что последние несколько лет она страдает от депрессии и не может избавиться от суицидальных мыслей. Кроме того, певица поделилась тем, что осталась совсем одна: из-за болезни, а также из-за приступов агрессии, которыми сопровождается расстройство ее психики, практически все близкие и друзья отвернулись от нее. По словам О’Коннор, единственный человек, который остался с ней рядом, — это ее психиатр. Видеообращение было записано в номере отеля, а сама певица очевидно была на грани: она плакала, ее голос то и дело срывался. Как призналась сама Шинейд, последнее время от самоубийства ее удерживает только мысль, что с такими сложностями сталкиваются многие люди во всем мире и что она не одна такая, — эту идею звезда подчеркнула хештегом «ОднаИзМиллионов» (#OneOfMillions).

Такое открытое выступление с признанием в расстройстве психики — без романтизации и приукрашивания — стало одним из самых обсуждаемых общественных заявлений в этой области. Однако сама певица не первый раз публично говорила о заболеваниях: в 2007 году на шоу Опры Уинфри она рассказала, что ей диагностировали биполярное расстройство, а люди относятся к ней как к сумасшедшей, после того как она демонстративно порвала портрет Папы Римского в качестве протеста против насилия в католической церкви.

В другом интервью Шинейд пожаловалась, что ей приходится сталкиваться с целым рядом предубеждений, и это очень сильно ранит, ведь «никто не обзывает человека со сломанной ногой хромоногим». Искреннее, местами даже драматичное видео, записанное певицей, запустило целую лавину общественного обсуждения проблемы: люди активно делились личными историями, каково это — жить с психиатрическими заболеваниями или жить с человеком, которому поставлен такой диагноз.

Пользователи рассказывали, как распознать болезнь за внешним благополучием, и объясняли, почему депрессия — это не «просто когда тебе грустно и нужно мыслить позитивнее», а тяжелое заболевание, требующее наблюдения у специалиста. О’Коннор смогла своим примером вдохновить людей на откровенный рассказ о том, чем не очень-то принято делиться: это сложно, для некоторых неприятно, но это необходимо делать, чтобы общество научилось серьезно относиться к людям с теми или иными ментальными проблемами.

Мелисса «Эмми» Аронсон против бодишейминга

Сегодня имена Эшли Грэм, Тесс Холлидей, Екатерины Жарковой знакомы практически всем, кто хотя бы что-то слышал о моделях плюс-сайз, но мало кто знает, что переворот в мире стандартов 90 — 60 — 90 произошел далеко не вчера, а еще в прошлом веке. Главной фигурой (во всех смыслах слова) этого перелома стала Мелисса Аронсон, больше известная как Эмми.

Она никогда не отличалась худобой, но и не изнуряла себя диетами и спортом, хотя, как вспоминает сама Эмми, когда ей было 12 лет, отчим заставил ее раздеться до белья и нарисовал маркером на ее теле «правильный» силуэт, отметив места, где ей нужно похудеть в первую очередь. Эмми не стала прислушиваться к мнению отчима и выбрала собственный путь. Вполне успешно работая рекламным менеджером, она столкнулась с тем, что найти для съемок девушек с нестандартной фигурой практически невозможно. Тогда Эмми решила сама попробовать стать моделью, что с весом почти 90 килограммов и при росте 180 сантиметров казалось нереальным.

Неожиданно для всех Аронсон преуспела: первая же фотосессия принесла ей известность, после чего о необычной модели заговорил весь Нью-Йорк. Девушка прославилась на весь мир как первая плюс-сайз-модель, которая вошла в список «50 самых красивых людей» журнала People: сначала в 1994 году, а затем во второй раз — в 1999-м. Кроме того, издание Ladies’ Home Journal объявило Эмми «Самой потрясающей женщиной» 1997 года и даже «Главной женщиной Америки» в 1999 году.

Аронсон, наверное, сама того не подозревая, занималась тем, что сегодня называется пропагандой бодипозитива: без «Инстаграма», миллионов подписчиков, вирусных кампаний и провокаций, она одним своим присутствием на телевидении, в рекламе, СМИ и массовой культуре в целом помогла многим женщинам с нестандартной фигурой перестать чувствовать себя неполноценными. Образ Эмми можно отнести к коду, который исследование TLC называет «Уникальная и свободная» и причисляет к развивающимся, то есть пока еще только проникающим в общество. Для носительниц этого кода, как правило, не соответствующих глянцевым шаблонам красоты, важна эстетика разнообразия и возможность быть не такой, как все.

Микейла Холмгрен против стереотипов

Еще один развивающийся код, определенный в ходе исследования TLC, называется «Тело — быть другой»: он раскрывает образ женщины с физическими ограничениями, которая успешно реализует себя в разных сферах и точно знает, что выход есть из любой ситуации. Этот код репрезентует в том числе молодая американка Микейла Холмгрен, которая в 2017 году сенсационно выступила на конкурсе красоты «Мисс Миннесота».

У девушки синдром Дауна, однако это не помешало ей завоевать титул «Дух мисс США». Родители модели долгое время не могли завести ребенка, поэтому рождение Микейлы стало для них настоящим чудом. Правда, врачи с самого начала ставили под сомнение возможность адаптации и социализации Микейлы и ее полноценного развития, поскольку помимо синдрома Дауна у девочки была диагностирована эпилепсия. Но благодаря усилиям родителей, а также волевому характеру и несгибаемому жизнелюбию самой Микейлы, все сложилось совсем по‑другому.

С самого детства малышка увлекалась спортом, рисованием, но больше всего танцами: она чувствовала в них особую энергетику и возможность раскрыться, быть самой собой, показать зрителям, какая она на самом деле. В 2015 году Микейла одержала победу в конкурсе «Мисс потрясающая» для девушек с ограниченными возможностями и решила, что пора делать более серьезный шаг. Тогда она и попросила маму подать заявку на конкурс «Мисс Миннесота».

Та, конечно, обратилась к организаторам, но в глубине души сомневалась, что из этой затеи что-то выйдет, поскольку в истории конкурса в числе участниц еще ни разу не было ни одной девушки с синдромом Дауна. Однако организаторы решили иначе, и заявку приняли с первого раза. Когда стало известно, что на конкурсе будет такая необычная участница, некоторые родители специально привезли своих детей с синдромом Дауна на выступление Микейлы, чтобы показать им, что будущее зависит только от них самих и никто не может отнять у человека мечту и надежду просто потому, что он чем-то отличается от остальных. Микейла стала примером и вдохновением для многих людей — как детей с синдромом Дауна, так и для их родителей, которым все вокруг говорили, что особенный ребенок вряд ли когда-то сможет реализовать себя.

Фото: Getty Images, Instagram

Источник: www.cosmo.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.