WOMANSE.RU
Креативный женский онлайн журнал

Николай Гринько: счастливый Папа Карло

0 5

История любви замечательного советского киноактера и маленькой скрипачки

«Столько лет прошло со дня смерти моего Грини, а я до сих пор его люблю. Даже больше, чем при жизни…».

Так говорила Айше Чулак-оглы, вдова одного из лучших советских актеров Николая Гринько. Николай Григорьевич снялся в 130 фильмах, и был одинаково великолепен и в роли Папы Карло, и профессора Громова из «Приключения Электроника», и в сложных фильмах Тарковского.

Он родился в 1920 году в Херсоне в театральной семье, с пяти лет мечтал стать актером, неудачно попытался поступить в театральный вуз, прошел войну стрелком-радистом. После войны работал конфернасье, занимался в театральной студии Запорожского драмтеатра. В кино начал сниматься поздно, и настоящая актерская слава пришла к нему после съемок у Андрея Тарковского в «Андрее Рублеве». Все режиссеры хотели его снимать, и все видели его в одном амплуа: вечно грустного профессора, мягкого, интеллигентного человека. Да таким он и был.

Не могли наговориться

Свою любимую женщину Николай Гринько встретил в 37 лет. Он был конферансье в киевском оркестре «Днiпро», студентке Айше Чулак-оглы было 25, она играла на скрипке.

Никакой любви с первого взгляда не было, было долгое узнавание друг друга, разговоры во время гастролей, молчание, которое иногда важнее разговоров. Айше собиралась замуж, Гринько был женат. Айше первой заметила: что-то происходит. Она не могла оторвать от него глаз — эта необычная красота, это редкое «настоящий мужик»…

«Выйдем в тамбур покурить, и не можем наговориться».

Потом были гастроли в Одессу. Айше уже была по уши влюблена, хотя не признавалась себе в этом. Она нарядилась в самое красивое платье, взяла туфли-лодочки… А когда пошла в театр, заметила, что забыла одну туфлю в номере. Побежала обратно, и — как будто что-то ее подтолкнуло — спросила у дежурной, давно ли ушел Гринько.

«Он еще в номере», — ответила дежурная.

Айше сама слышала, как стучит ее сердце, но все равно пошла к номеру Николая. Дверь была открыта. Она вошла, увидела, что он спит и на цыпочках подкралась к кровати. Он открыл глаза и обнял ее за шею.

Не боялась быть тенью

Потом было сложно. Ей пришлось объясняться с женихом, ему — разводиться с женой. А потом было тридцать лет ошеломительного счастья. Хотя Гринько не был никогда каким-то особенно романтичным или пылким. Поженились они, например, так — объясняли в очередной гостинице, почему их надо поселить в один номер, и Гринько сказал:

Ой, да пошли лучше распишемся, чем вот это — это уже невозможно.

И за тридцать лет он ни разу не сказал Айше, что любит ее. Но это было видно и так. За эти годы они не поссорились ни разу.

Она всегда понимала, какой удивительный рядом с ней человек и часто даже выбирала любовь, а не себя. Она полностью взяла на себя всю домашнюю работу, Николай даже ни разу в жизни не выносил мусор. Бросила работу в оркестре Украинского радио, чтобы ездить с мужем на гастроли.

«Я никогда не боялась стать его тенью, но жалею, что не успела увидеть его на театральной сцене, а он так и не услышал, как я играю на скрипке».

А однажды на гастролях Айше нашла комнату, где стоял рояль. Она играла в темноте, Гринько тихонько подошел, обнял ее за плечи и сказал, что это ее он так долго искал…

В их жизни было много сложностей, на киностудии им. Довженко Гринько почему-то не ценили, а уезжать в Москву он категорически не хотел, слишком любил Киев. Были проблемы и с жильем: сначала долго скитались по съемным квартирам, потом получили маленькую в наследство. Был унизительный момент, Гринько попросил квартиру побольше, думал, что ему не откажут с учетом его фронтовых и прочих заслуг, но ему отказали. Это был единственный раз, когда Айше видела, как он плакал — от обиды.

Не успели проститься

Самое обидное, что они не успели проситься. У Гринько была лейкемия, он лежал в больнице, но все думали, что на этот раз он выкарабкается. Айше пришла к нему с паровыми котлетками, они поболтали, Гринько заснул, и она задремала рядом с ним.

Вдруг будто током меня ударило. Подскочила на кресле, смотрю: Гриня лежит с закрытыми глазами и ТАКОЙ красивый… Я сразу все поняла.

Прибежали реаниматоры, отодвинули Айше в сторону, а к груди мужа приставили «утюги». Но было уже поздно. Эта смерть была для него, как подарок. От лейкоза Гринько мог умирать мучительно и долго. А так заснул, и все…

Простились они уже во сне. В этом сне он, молодой и очень красивый, подмигнул ей и сказал: «Все в порядке».

Фото: kino-teatr.ru, domkino. tv

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.